Школа правления Тимурлана


Чем же привлекал исследователей этот азиат? Ознакомившись с произведениями английского востоковеда Хильды Хукхэм, известных западных историков Эдуарда Гиббона, Фридриха Шлоссера, американцев  Беатрицы Манз, Джона Вудс,  Гарольда Ламба и других я, кажется, понял феномен Тимурлана. Амир Тимур стоит в ряду таких грозных потрясателей мира, как Александр Македонский, Ганнибал, Атилла, Чингизхан. Он выиграл тысячи сражений и не проиграл ни одного. Как Александр Македонский, Чингизхан он был великим полководцем и, вместе с тем проявил себя как мудрый политик и дальновидный правитель. Тимур придаёт большое значение изучению истории, обычаев и нравов других государств и правителей, развитию торговых, культурных отношений. Покровительствует мусульманской религии, искусству, науке. За время его правления были возведены многие из прославленных архитектурных ансамблей Средней Азии.  

Амир Тимур  надёжно оградил себя, своё государство от любых неожиданностей. Он знал, как сделать государство сильным. Он впервые в мировой практике ввёл классификацию для людей, которые служили ему – табель о рангах, как сказали бы мы. Всё своё окружение правитель разделил на 12 классов и издал по этому поводу строгий указ: «Величие и основа моего  государства впредь будет опираться на эти 12 классов. С благословления Аллаха, эти двенадцать классов я считаю двенадцатью знаками Зодиака, двенадцатью месяцами моего правления».

Вот  эта  классификация.

Класс первый

Потомки пророка, учёные, начальники общин и законоведы будут допущены в моё общество. Моя дверь всегда будет открыта для них. Они составят украшение и славу моего двора. Я буду постоянно советоваться с ними по вопросам религиозного порядка, управления, науки. От них я буду знать, что дозволено законом, а что запрещено.                                                                                               

Класс второй

Люди интеллигентные, способные дать совет, и те, которые обладают твёрдостью и мудростью, и старцы, которым годы дали предусмотрительность, будут также пользоваться моим полным доверием. Я буду обращаться с ними, как с равными, ибо, делясь со мной своим опытом, они тем самым предоставят мне большие преимущества.

Класс третий

Я уважаю людей благочестивых. Они всегда были моими верными помощниками и в мирное время, и на войне. Их пожелания всегда были мне полезны, и, как правило, в день сражения они всегда доставляли мне победу.

Класс четвёртый

Эмиры, нойоны, командующие туманами впредь займут достойное место в моём совете. Я обязуюся повышать их по степени, дружески беседовать с ними. Они храбрецы, им приходилось не раз обнажать свои мечи против врага. Я всегда советовался с ними перед началом сражения. Я спрашивал у них, как лучше прорвать неприятельские ряды. Вполне доверяя их опыту и проницательности, в трудные мгновения  использовал их советы.

Класс пятый

Войско и народ одинаково дороги мне. Храбрейшим воинам я всегда выдавал войлочную палатку, а эмирам – шатёр, а также мечи, копья, колчаны со стрелами. С не меньшей щедростью буду обращаться с гражданскими и военными правителями областей. Буду всегда держать армию в боевой готовности. Буду содержать войско и народ в порядке, так, чтобы они не стесняли друг друга, не мешали и не вредили друг другу. Лица, которые окажут мне выдающиеся услуги, могут надеяться на достойное вознаграждение. Если даже простой воин выкажет бесстрашие и благоразумность, я отмечу и награжу его в соответствии с его заслугами и способностями.

Класс шестой

Из людей, которых мудрость и скромность сделала  достойными входить в обсуждение дел государства и в управление государством, я избрал известное число советников, которым сообщал свои самые тайные дела и самые сокровенные мысли.

Класс седьмой

Визири и секретари станут украшением моего дивана (совета). Они будут зеркалом моей империи, отражающим без искажений всё происходящее в туманах, войске и  народе. Проявляя заботу о сохранении моих богатств, о безопасности моих подданных, они должны предпринимать всё необходимое для нейтрализации любых бед, которые могли бы обрушиться на моё государство. Экономно расходуя государственную казну, они должны поддерживать в надлежащем порядке земледелие, ремесло и торговлю.

Класс восьмой

Я призвал к себе врачей, астрологов, геометров (архитекторов), потому что эти люди способствуют благосостоянию и славе государства.

Класс девятый

Я призвал к себе историков, авторов летописей и хроник. От них я узнаю жизнь пророков и святых. Они расскажут мне об истории государств, объяснят причины их возвышения и падения. Поведение, речи, поступки государей станут для меня неисчерпаемым источником опыта. От них я узнаю историю минувших веков.

Класс десятый 

Я собрал святых старцев, дервишей и людей, сведущих в науке о Боге. Они открыли мне счастье будущей жизни, сообщили божественные слова. Эти люди способны совершать удивительные поступки, творить чудеса. Сношения с ними для меня и полезны, и приятны.

Класс одиннадцатый

Я привлёк в мой стан мастеров всякого рода, чтобы содержать в порядке крепости и дворцы, оружие и снаряжение для армии в мирное и военное время.

Класс двенадцатый

Я протягиваю руку помощи путешественникам всех государств, чтобы иметь дополнительные сведения о чужеземных царствах. Я решил послать во все страны купцов и начальников караванов. Вменю им в обязанность привозить мне самые редкие вещи, которые можно встретить в Хотане, Китае, Индостане, Египте, Аравии, Сирии, Руме и даже на острове франков. Я хочу, чтобы они сообщали мне о положении в этих странах, их обычаях и нравах, особенно же об отношении иностранных государей к их подданным.

Обратите внимание, Тимур даёт чёткое разъяснение по какой причине он приблизил к себе тех или иных людей, а также конкретно формулирует их обязанности.

Кроме классификации Тимурлан  определил обязанности визирей- министров двора и летописцев , порядок « для лиц, являющихся на аудиенции и собрания в мирное и военное время».

Следует отметить, что Тимур при этом проявил удивительную предусмотрительность и находчивость.

Установленный им порядок стал основой его двора на все годы его правления, а затем был заимствован многими государями. Этот порядок оказался на редкость практичным и жизнеспособным.   Тимур не любил стихии, неопределённости. Его образ жизни всегда был подчинён какой-нибудь идее, осуществление которой, на данном отрезке времени, и составляло смысл его жизни.  

Вероятно, в этом и кроется секрет его силы  и могущества, как  полководца и государственного  деятеля.    

Loading...